#2

Буйство новой рабыни нисколько не смутило Колхо. Каждый по своему выплескивает накопившиеся эмоции, и не стоит придавать этому так уж много значения. Кто-то, к примеру, расплакался бы на месте девушки, кто-то начал бы истерично смеяться… А вот она сломала ни в чем не повинные деревянные панели. Конечно, лучше они, чем лица слуг. Но лучше северянка не делала бы это. Ведь своими действиями девушка позволила противнику оценить силу. Злость злостью, но не каждый же смог бы проломить своими ударами стену. Особенно учитывая чисто человеческую кровь. Мужчина принял к сведению и это, не спеша пугаться или делать другие глупые вещи. Лишь тень недовольства мелькнула на его лице, когда взгляд скользнул по разбитым костяшкам рук. 
Когда же северянка произнесла имя шатена, тонкие губы тут же растянулись в мягкой улыбке. Кто же знал, что люди, живущие за горным хребтом могут Так произнести самое обычное имя. А эти интонации? Вряд ли он так просто сможет забыть это звучание. Но потом она продолжила говорить, и Витольд отвлекся. Ему даже стало интересно, все ли у них там такие толстокожие? Говорить так, как она, может лишь тот, кто свято уверен в чем-либо. Значит ли это, что они считают, что существует лишь одна правда, а всё остальное есть соблазны Спящего? Или кто там у них занимает почетное место вселенского зла? Сам Колхо был человеком широких взглядов. Считал, что нету единой правильного и неправильного. Из-за этого он не ненавидел темных эльфов за их жестокость и подлость, но и любить не спешил. И светлых, за их высокомерие и довольно специфические обычаи, однако не подпускал их близко. У каждого своя жизнь, свой взгляд на мир. Глупо говорить, что именно этот взгляд ошибочный, а этот нет. Это то же самое, что ругать ученика, который сидит слева от статуи, за то что он не нарисовал её не так, как ученик сидящий справа. Но об этом предпочитал не распространятся, ибо местные святоши больно скоры на расправу. Ты им слово, а они тебе пламя Строителя. Мол, да очистится твоя душа, еретик! Мы несем тебе вечное блаженство, благодари нас. 
— Ну зачем же так категорично, Кошка? Имя нужно всем и каждому. Даже у зверей есть свои имена, так неужели ты считаешь, что станешь хуже животного, если проиграешь мне? Не стоит. Ничего не заканчивается, если на тебя одевают рабский ошейник. Да и к тому же, я поклялся, что отпущу тебя после пяти лет. Что же до того варианта, когда проиграю я… Даже в этом случае твое имя будет не лишним. Потому что мне нравится знать хороших бойцов поименно, — улыбка уже исчезла с его лица, и тон стал таким же серьезным, как днем.
Внимательно слушая и запоминая все перечисленные вещи, попутно пытаясь вспомнить, где можно отыскать хорошее, но не самое дорогое. Битвы битвами, а тратить половину состояния на лук для рабыни… Это, простите, пахнет абсурдом. Конечно же, он не собирался предлагать ей на выбор барахлишко, что пылится на прилавках Винного квартала. Но имеет же Витольд право не платить три сотни золотых за один лишь кинжал! 
— Прекрасно. Теперь слушай, рот не открывай ни в коем случае, иначе зашьют. У нас тут, знаешь ли, древне-темный запрещен. Дал бы тебе амулет Солнечного круга, он помогает понимать и говорить на имперском, да нет готового. И не нападай на всех встречных поперечных. Говорю это не из-за россказней про ваш народ, а из-за твоей реакции на Амелию. Та что приносила еду. Девочка не боец, и вряд ли когда-нибудь им станет, неужели ты этого не видела? А всё же вела себя так, будто готова была вцепиться ей в глотку. Так что же будет если ты увидишь воина Дома Бабочки, к примеру? Элита эльфийских войск, если что. В общем, если я ни на кого не нападаю, то будь добра, последуй моему примеру. Я помню, что вы никого не боитесь, но неужели отвага и слабоумие у вас считаются словами с одинаковым значением? Очень надеюсь, что нет. А теперь пойдем, у нас очень много дел.
Речь его была спокойной и плавной, без какого-либо намека на насмешку, что могла бы появиться во время вопроса про отвагу. И хотя мужчина понятия не имел как отреагирует девушка выйдя в город, он надеялся на, что она просто достаточно умна. Конечно, любую трудность можно преодолеть, но легче отодвинуть кувшин от края стола, чем потом собирать осколки. Так Колхо не умер бы, если бы народ услышал звуки древне-темного, просто визит святош из храма Всесоздателя был очень нежелательным. Эти люди раздражали шатена самим своим существованием. Но не потому что являлись представителями «светлой» стороны, а из-за их лживости. «Отдайте нам все деньги, ведь так сказал Всесоздатель», «сегодня эта девочка проведет ночь в постели епископа, ведь так сказал Всесоздатель», «ты не согласен отдать нам последний хлеб, нищий? Так умри же, еретик!». Вот из-за всего этого мужчина и не любил парней в красных мантиях, толстых епископов и прочих «святых». Но если девушка всё же решила поговорить в самый неподходящий момент, то да, ей действительно зашили бы рот, изрядно избив перед этим. А вот Витольд, в худшем случае, обошелся бы часовой лекцией на тему смирения, потерей энного количества денег и парой тройкой синяков. Так же, если бы Кошка напала бы на горожанина, это не кончилось бы летально для мужчины. Опять же, потеря денег, может, визит наемного убийцы, если родственники убитого достаточно богаты, но это ещё более маловероятно. Ещё северянка могла бы сбежать, да. Но куда она денется, если на её след станет оборотень? Конечно, и от представителя этой расы можно уйти, но это не то что просто. 
Подождав немного, он сделал знак рукой, чтобы девушка начинала двигаться. И опять знакомый коридор, лестница, холл и Тиом, открывающий дверь. Естественно, когда они вышли, клетки перед конюшней не оказалось. На улице же царила приятная прохлада, издалека доносились звуки веселой музыки, шума толпы и многого другого. Он уже хотел сказать куда двигаться дальше, но тут от дома раздался голос:
— Витольд! Эй, Витольд, я с вами хочу.
Глухой баритон прямо таки ласкал слух, а обладателем сего голоса оказался Тир. Мужчина, идущий от дома обладал просто фееричным ростом. Даже среди имперцев он считался очень высоким. Иногда его даже спрашивали, а не состоит ли он в родстве с каким-то архом? Но, увы. Помимо того, телосложение у него тоже было весьма впечатляющим. На его фоне Колхо выглядел особенно уныло. И поразительно большое количество людей удивлялось, что этот пышущий силой оборотень не убил своего хозяина. Но поди же, не убил, хотя и был однажды очень близок к тому. Теперь же Тир стоял недалеко от Витольда, ожидая, пока они двинуться дальше. Несмотря на не самую холодную погоду, он так плотно закутался в плащ, что виднелись только добротные сапоги непонятной расцветки, да во тьме нагоняемой капюшоном влажно поблескивали глаза. 
— Пойдем, — как-то непривычно мягко сказал шанет, пожимая плечами.
Пока шли до ворот, он перегнал рабыню, а вот Тир остался позади. Дальше мужчина шел не самыми людными улицами, хотя и там народа хватало. Фонари хорошо освещали улицы, так что пестрые наряды веселящихся горожан мог рассмотреть каждый. От обилия различных платьев у женщин, мерцало в глазах. Какие же они все были разные и яркие! И длинна подола тоже была различной. От предельно длинного, что закрывал даже изящные туфельки, до предельно короткого, едва прикрывающего колени. Но такие в основном встречались только у эльфов. Для этой расы такая одежда нормальная, а вот в первые годы после подписания мирного договора у людей глаза на лоб лезли. Святоши, не очень-то и негодовали, надо сказать. Но помимо обычных двуногих по мощеным улицам ходили и другие. Вот дальше по улице появилась арахна, посмотрела по сторонам, да ушла по своим делам. Когда небольшая компания свернула в узкий переулочек, там обнаружилась огромная ящерица. Хотя, это была не ящерица, а троглодит, но выглядел от как типичная огромная ящерица, которая встала на задние лапки и одела красиво расшитую тунику. До того, как здесь появились люди, он как-то странно прыгал вокруг небольшой кучки косточек, а потом прекратил и смешно заковылял вперед, опираясь на мощный хвост. 
После почти двадцати минут ходьбы, во время которого все желающие могли насладится и архитектурными изысками, и модной одеждой, и самим населением, Витольд наконец остановился перед небольшой лавкой. Судя по вывеске, здесь продавали луки. Остановившись перед дверью, он несколько раз постучал. Дверь открыл бледный заспанный мужчина, лет так двадцати пяти. Поморщившись, он хотел сказать что-то явно угрожающее, но рассмотрев лицо визитера, сразу переменился в лице. 
— Ох, здравствуйте, мастер Колхо. Прошу, проходите, — натянуто улыбаясь, заговорил он.
Молча, мужчина зашел внутрь лавки. Здесь всё освещали всё те же рыжие грибы. На стенах висели различные луки, на прилавке лежали наконечники стрел, от обычных, до магических, а на полках аккуратно разложили тетиву. Из неприметной дверцы вышел высокий тощий старик, и поклонившись, поздоровался с посетителями. Что любопытно, со всеми по очереди. Его, видно, не смущал статус некоторых гостей. В ответ Тир низко поклонился, а Витольд лишь чуть склонил голову, прижав правую руку к левому плечу. 
— Не думал, что Вы явитесь сегодня ко мне, мастер. Что же, Вы, я так понимаю, не для пустых разговоров пришли. Собираетесь купить лук? Так у меня есть как раз то, что Вам подойдет лучше всего! Только недавно приобрел у ребят идущих с востока, — явно нервничая начал он.
— Нет-нет, господин Вальтер, лук нужен не мне, а ей, — улыбаясь, произнес Витольд.
— Хм, Вы просто полны сюрпризов. Тогда пойдемте.
— Вы ведь понимаете, что лучше не распространятся о моем визите? — со стальными нотками в голосе, спросил он. Такой тон очень контрастировал с доброжелательным выражением лица.
— Само собой! Неужели я Вас когда-нибудь подводил?
— Именно поэтому я к Вам и хожу, господин Вальтер.
Кивком показав девушке, что нужно идти дальше, мужчина последовал за Вальтером, который скрылся за той же дверцей, откуда и вышел. Пройдя по полутемному прямому коридору, он привел визитеров на склад. Вот это действительно было подлинное богатство. То, что посетители видят только заходя в лавку есть ложное золото. Красивые, но в большей степени бесполезные. Конечно, и там есть хорошие экземпляры, но лучшие остались в этой комнате. 
Жестом указав на одну из стен, где на подставках лежали луки действительно хорошие, но не убивающие самой своей ценой, мужчина повернулся к торговцу. У этого человека можно было узнать множество интересных слухов. Тир же продолжил наблюдать за рабыней с каким-то странным интересом. Всю дорогу он в ней едва ли не дыры взглядом прожигал. Хотя, он часто так смотрел на самых разных существ.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: