#1

Без особого труда запрыгнув в седло, девушка повела плечами, поправляя оружие за спиной, и повернула голову в сторону своего противника, вознамерившись понаблюдать за тем, как горбун будет взбираться на лошадь, не на осла или, на худой конец, мула, а на вполне себе взрослую лошадь. До этого момента Харгу не приходилось видеть горбунов, разъезжающих на лошадях, и ей было любопытно, как с этой задачей справится Витольд. Впрочем, горбун ее разочаровал, одним махом оказавшись в седле, не намного хуже обычного человека. Харгу странно покосилась на горб и его хозяина, но ничего не сказала. В конце концов, кто ее тянул за язык, когда она соглашалась на пари с «немощным горбуном». Досадуя на свою глупость, ставшую очевидной только сейчас, северянка слишком сильно пнула свою лошадь пятками, принуждая ее двигаться вслед за хозяином Малвармы. Кобыла повиновалась, но в отместку попыталась укусить свою пассажирку за колено. Пассажирка была против, натянув повод до предела, так что удила едва не резали кобыле губы, лошадь обиженно всхрапнула, но попытки достать своего седока оставила. 
В целом, путешествие по городу прошло без эксцессов, вплоть до городских ворот. Амулет исправно выполнял свои функции, а потому северянка слышала каждое слово, в особенности ее не устроило одно конкретное слово – «рабыня». Северянка подобралась, злобно зыркая исподлобья, руки сами собой потянулись к налучи и колчану, а взгляд обещал смертные муки всем и каждому. Харгу оскалилась и въедливо зашипела из-за спины Колхо – ее обуревала форменная ярость. Назвать ее рабыней! Чертов горбун! Ох, если бы нее клятва Богам…
Впрочем, на охранников ее клятвы не распространялись. Губы растянулись в злобной ухмылке – у нее есть подходящий сглаз, чтобы неповадно было. 
— На крови горькой, на коже хладной. Клеймом до срока проклятье ляжет. – Прошипела себе под нос дикарка, прокусив руку и уронив на дорогу пару капель крови. 
Конечно, она не была мастером проклятий, да какое мастером, шаманом и то не была. Однако, на простенький сглаз на крови был способен едва ли не каждый северянин. И что самое приятное, такие сглазы не засекались классической магией. 
— Да будет так – прошептала девушка на древне-темном, завершая сглаз и с удовольствием наблюдая, как капли крови испаряются. Все-таки не зря в ее племени придавали такое значение крови. Клятвы на крови не обманешь, не заберешь назад и не нарушишь, как и обещания, данные на крови. Про сглазы и проклятия, даже говорить было нечего. Именно поэтому, каждый представитель племени Кошачьих носил амулеты, также заговоренные кровью. Конечно от полномасштабных проклятий, на многие колена потомков эта мелочь не спасет, но остановить мелкие пакости, вроде сглазов, ей вполне по силам. 
С трудом подавив ехидную ухмылку, Харгу миновала ворота и пустила кобылу в галоп. Лошадка, похоже примирилась со своим седоком и выдавала вполне себе приличный, плавный ход, чему Харгу была только рада, подумав, что надо бы наградить животинку. Правда, с собой у нее ничего не было, а возвращаться северянка не планировала, поэтому пришлось ограничивать ласковым похлопыванием по шее, когда лошадь перешла на рысь, а затем и вовсе на шаг. 
В лесу Харгу чувствовала себя более, чем прекрасно. Лес он и есть лес, не столь важно на чьей земле он растет. Впрочем. Стоило Колхо спешиться, как миролюбивое настроение дикарки мгновенно улетучилось, уступив место настороженности и подозрительности – кто знает, чего можно ждать от этих имперцев. 
Весьма некстати вывалившаяся из кустов эльфийка чуть не схлопотала себе стрелу в глаз. Настороженная северянка уже успела выхватить тетиву и наложить стрелу, когда из кустов вывалилось это ушастое нечто. Назвать это…существо, эльфийкой язык не поворачивался. Спасло девушку только появление Тира, голос которого Харгу слышала несколькими ударами сердца ранее. 
Проводив жалостливо-презрительным взглядом измордованную эльфийку, северянка отвернулась, молча убрав лук и стрелу. 
Тому, кто скажет, что имперцам можно верить, она собственноручно забьет эту стрелу в глотку. Сотворить такое с эльфом! Если бы Харгу не видела это собственными глазами – низачто не поверила бы. Эльфы, конечно, те еще засранцы, но такой участи они точно не заслуживают. 
С трудом обуздав котел эмоций, кипевший в душе, девушка расстегнула перевязь, оставив лук и тул со стрелами за границами полянки, вытащила из-за спины посох, повертела его в руках, приноравливаясь к его длине и весу. Хороший посох не всякая сабля разрубит, а потому, о «неравности» оружия девушка не беспокоилась. А уж тычок окованным металлом наконечником или хлесткий удар всей длиной сами по себе весьма болезненны и неприятны. 
Располодив свое оружие так, чтобы нижний конец всегда был готов отбить коварный удар по ногам, дикарка замерла на месте. А буквально в следующую секунду взорвалась вихрем движений, последовала серия коротких ударов-тычков, пробующих защиту горбуна на прочность, а заодно и его ловкость. Завершился этот каскад широким, хлестким ударом по корпусу. Харгу практически видела свою победу, слышала как с глухим, мягким звуком, жесткая дерево впечатывается в тело, как протестующее трещат ребра, с трудом выдерживающие такой удар. Простая, но такая эффективная комбинация, такую атаку сложно отразить, не получив ни единого удара, и практически невозможно увернуться от каждого удара. Харгу испытала это на себе, а уж на недостаток ловкости девушка точно не жаловалась. Северянка не сомневалась в успехе – ее Боги с ней, духи предков хранят ее. Сегодня она уйдет с победой, несомненно. По другому просто не могло быть.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: