#2

Ловко взобравшись на коня, мужчина тронул поводья и направился прочь из «Малвармы». Из города. Тиом провожал своего господина грустным ядом, но ни слова не сказал. Не было в этом нужды.
— Не беспокойся так, тебя не выкинут на улицу, если он умрет, — сказал Тир, когда оба всадника отъехали подальше.
По его лицу действительно нельзя было понять, чего он ожидает. Смерти или победы этого довольно странного горбатого человека. Его лицо с довольно грубыми чертами не выражало ничего, кроме спокойствия. Сейчас он был одет в простую конопляную одежду, невзрачных цветов, что сильно популярна у простых ремесленников. Никакого плаща. Так что его лицо оказалось хорошо видно. Так же как и шея, на которой красовался широкий кожаный ошейник, указывающий, что он не свободен. Особенный узор, в который складывались вплетенные в ошейник синие нити, не только указывал на то, кому принадлежит раб, но и должен был сдерживать некоторые нежелательные способности индивидуума. Должен был, но в данном случае ошейник служил лишь украшением, которое могло быть снято в любой момент. Но этот любопытный факт не следовало знать кому попало. 
— А тебе-то какое дело? — проворчал рыжеволосый.
Его вопрос не был лишен смысла, ибо оборотню в последнюю очередь стоило волноваться о крыше над головой. С таким лицом да способностями, он не пропадет. Купят, как горячий пирог госпожи Жозель. Чего нельзя сказать о простых слугах. В этом доме с не самой хорошей репутацией большинство было отребьем, лишь чудом получившим работу. Кому нужна служанка с отсеченным ухом? Кому нужен дворецкий с не самым чистым прошлым? Кто, в конце концов, рискнет взять на службу эльфа или троглодита? Безумец, самый настоящий безумец. А много ли таких на весь город? И захотят ли они брать дополнительную рабочую силу? В общем, простым слугам было совсем не выгодно терять теперешнего хозяина. Местечко-то теплое, насиженное.
Однако, ответа не последовало. Оборотень лишь неопределенно хмыкнул и тоже покинул территорию «Малвармы». Сплюнув, дворецкий закрыл ворота
Тем временем Колхо постепенно приближался к Южным воротам. Ему не нравилось ехать впереди, не имея возможности увидеть что там творит северянка. Вдруг, она уже сейчас доставала лук? Вряд ли, конечно, если не совсем глупая. Но кто знает, на что человека может толкнуть злоба. Именно из-за этого в седельной сумке болтался одноразовый амулет, который был рассчитан лишь на то, чтобы остановить твердое тело, которое превышает заданную скорость. Один предмет, а дальше он разрядится и будет не более чем забавная безделушка. А если амулет не сработает по какому-то своему разумению, существовала ещё и броня. Из черной кожи были сделаны так же и шлем с рукавицами. Естественно, изначально в комплект они не входили. Появились лишь после того, как часть, закрывающую торс, переделали под несуразную фигуру Витольда. Тем не менее, даже если стрела и пробьет эту странную кожу, что далеко не факт, дикарку не будет ждать ничего хорошего. О последствиях, кстати, мужчина рассказывал ещё тогда, когда она только была выкуплена. Звуки же, что доносились сзади особо помочь не могли. Даже в такую рань Термут не мог порадовать тишиной. Конечно, с полднем сравнить сложно, но снующие туда-сюда простые прохожие, ругающиеся за лучшее место торговцы, а так же множество других звуков, которые мешали услышать скрип натягиваемой тетивы. Цокот копыт — это сколько угодно, но не более того. 
Добравшись до городской стены, всадники ехали вдоль неё ещё некоторое время, а потом показались ворота. Обычные такие ворота, со стражей у них. Пока никто не спешил ни входить в город, ни покидать его, а потому два парня в тяжелой броне устрашающего вида отчаянно скучали. Один стоял, опираясь на свою алебарду и пытался дремать, второй же неотрывно пялился куда-то вдаль. Писарь что-то разглядывал в свою лупу, сидя за расшатанным столиком. 
— Доброго утра, мастер Колхо, — прокашлявшись произнес, один из стражников. — Вы ведь знаете процедуру. Как нам записать… Вашу спутницу?
— Доброго утра, Норман, — остановив коня, поздоровался он. — Конечно. Как рабыню.
— Хорошо. К Вам как всегда?
— Да. В случае чего Альба сообщит.
— До свидания, мастер Колхо.
— До свидания, — скорее рефлекторно, чем намеренно ответил шатен.
Второй стражник, опирающийся на алебарду, даже не шелохнулся. 
Вот таким образом и удалось оказаться за стеной. На этой стороне почти не было домишек с крестьянами, но от этого местность ничего не потеряла. Чуть вдалеке виднелась ферма, где разводили нутрий. Отвратительные черные твари, размером с доброго кота. Они не нравились мужчине. А так же башни алхимиков. Иногда оттуда тянуло таким букетом ароматов, что от обоняния хотелось просто избавиться. К счастью для самих алхимиков, подобное происходило не так часто.
Минув третий по счету домик крестьян, откуда слышался отчаянный лай дворовой собаки, Витольд пустил Ветер галопом. Животное охотно повиновалось команде, но по скорости всё же уступало лошадке, которая досталась Кошке. Основным достоинством степной породы была именно выносливость, а не скорость. Тем более конь мог удерживать ту же скорость ещё дольше, ведь наездник у него был очень легкий. Впрочем, сейчас никто ни с кем не соревновался, а полоса леса постепенно приближалась всё больше. И когда небо над головой частично скрыла листва, пришлось перейти на рысь. А то чего доброго, нужная тропка будет пропущена. Примерно через двадцать минут пути по тракту, мужчина и скомандовал коню перейти на шаг, и только после этого свернул на неприметную звериную тропу. Они, по сути, все были неприметными, а этой, скорее всего, пользовались дикие свиньи, пока их не отпугнула близость города. Кстати о диких животных. Прямо таки концентрированный комок дикости и непокорности сейчас покачивался в седле позади. Удивительно, что девушка до сих пор хотя бы не попробовала использовать лук по назначению. Любой имперец сделал бы это как только стены города оказались бы на достаточном расстоянии. Ну, северянин не имперец. Это могло бы объяснить многое. Тем не менее, сейчас, когда вокруг воцарилась относительная тишина, не получалось не прислушиваться к звукам, что доносились от рабыни. Теперь-то скрип тетивы точно будет слышен. А до того времени, пока не произошло ничего из ряда вон выходящего приходилось почти прижиматься к спине коня, чтобы не собрать лицом все попадающиеся по путио п ветки. 
В общей сумме путешествие заняло больше часа. Уже потом, после невероятного лабиринта из звериных троп, мужчина вывел девушку к оговоренной ранее поляне. Надо признать, местечко очень тихое, почти уютное. Всё из-за наличия широколистных деревьев, что выросли у самого края. Они отгоняли всякую кровососущую погань. Конечно же, только ту, которая относилась к насекомым. Сама по себе поляна была сухой, что немаловажно, поросшая короткой мягкой травой, а посередине торчал кустик кем-то потрепанного папоротника. 
Остановив Ветер Запада, мужчина плавно соскользнул на землю, а потом провел рукой по одному из множества ремешков на своей броне. Движение практически неосознанное.
— Порадуй же меня, Кошка, — с кривой усмешкой произнес он.
Уже собираясь войти в условный круг, мужчина замер. Уставился в сплошную стену болотных растений так, будто там решило объявиться новое божество. Но ничего подобного. Лишь после небольшой паузы где-то в отдалении истошно завизжала женщина. Визг почти сразу оборвался, и зазвучал зычный голос Тира:
— Да заткнись ты… Эй, Витольд, это я.
Казалось бы, громкость голоса как бы намекала на на то, что говорящий находится не менее чем в пятидесяти метрах, но тощая девка вылетела на поляну спустя каких-то полминуты. Одетая в какие-то лохмотья, с запутавшимися в волосах листочками, она смотрела на мир абсолютно безумными глазами. На шее имелась красноречивая красная полоска от ошейника, но оной сейчас отсутствовал. Помимо того острые ушки, что явно говорили о её расовой принадлежности, были превращены в безобразные лохмотья. Уже давно. Что и зачем с нею делали не совсем понятно, но жители Термута сразу сузили бы круг тех, кто мог это сделать до минимума. 
— Уж не думал, что ты выполнишь просьбу. Неужели моей смерти хочешь не настолько сильно, как показываешь? — спросил шатен, когда оборотень выбрался на открытое место. В отличии от безумной девки, которая сейчас сидела на земле и покачивалась из стороны в сторону, он спокойно вышел на открытое место.
— Хочу посмотреть на твою рожу, после того как подохнешь, — довольно скалясь, произнес он.
Ответом ему была такая же хищная усмешка. Эти двое явно вели какую-то свою игру, в которую рисковала быть втянута и Кошка. 
Наконец, после всего этого Колхо зашел в круг. Трава защелкала по сапогам, а руки опустились к клинкам. Тихий шелест, когда оружие покинуло ножны, и мужчина принял среднюю стойку. Рука с коротким мечом вытянута вперед, с изогнутым кинжалом отведена назад, ноги чуть согнуты. 
— Начнем?

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: