#1

Честно говоря, происходящее все меньше и меньше нравилось северянке. Показательное игнорирование со стороны ее нынешнего хозяина не радовало от слова совсем. Однако, настаивать она не стало, уж что-что, а капризно топать ногами и визжать в истерике с требованиями «Хочу!» маленьких северян отучали в первую очередь. Очень своеобразно и достаточно жестоко с точки зрения «просвещенной» Империи, зато крайне эффективно.

Недовольно мотнув головой, словно отгоняя от себя воспоминания глубоко детства, Кошка упрямо сжала губы, метнула грозный взгляд в спину Колхо и обиженно замолчала. Впрочем, вряд ли проклятущий имперец что-нибудь заметил, занятый своим дурным настроением и желанием как можно быстрее вернуться в своего каменного монстра. Шанту только и оставалось, что поспевать за ним, да поменьше глазеть по сторонам.

Однако, чем дальше продвигался Колхо, приближаясь к Малварме, тем настороженнее становилась Кошка. С одной стороны ей чертовски не хотелось идти туда, и что самое удивительное не только потому, что ей так уж не нравился дом имперца. Это конечно тоже была одна из важнейших причин, но далеко не главная. А с другой стороны – то самое нечто в глубине ее разума пульсирующее в такт сердцу, это самое нечто тянуло ее туда как магнитом. Требуя немедленно идти туда.

Кошка несколько раз фыркнула остановилась, мотнула головой недовольно, пытаясь разогнать мельтешащие мысли, но те уворачивались словно мелкие пичуги от не слишком ловкого котенка, дразнясь, но не давая себя поймать. Шанту в очередной раз фыркнула, так и не сумев определится со своим внутренним раздраем и все же отправилась за Колхо. Любопытство сгубило не одну сотню кошек, но оттого интереснее разве не так?

Чем ближе была Малварма, тем сильнее разгорался в крови северянки форменный охотничий азарт, словно что-то внутри знало – любопытную кошку внутри ждет сюрприз. Приятный или неприятный –тот еще вопрос конечно, но как минимум интересный. И это что-то оказалось абсолютно правым.

Как только Колхо ступил на порог дома, то замер истуканом на несколько мгновений, а затем неожиданно даже для Кошки метнул свой посох куда-то в глубь комнаты и рванул следом. Сказать, что Кошка ничерта не понимала – ничего не сказать. Все то же пресловутое любопытство заставило ее переступить порог дома, и в ту же секунду едва не зарычать от увиденного. Тир, тяжело дышащий и скрюченный в три погибели, с окровавленным лицом сидел в комнате, Колхо взгромоздившись на грудь магу, которого Кошка видела сегодня утром, остервенело молотил его кулаком. Но куда больше увиденного, Кошку поразило то, что она ощущала. Воздух в проклятом каменном монстре был душным и жарким, словно в кузнице Хагара — кузнеца ее племени. Только если в кузнице жар был чистый и честный, то этот жар был какой-то неправильный. Как будто набили соломой куклу, дали ей в руку дубину и сказали, что это охранник. На человека конечно похоже, но сразу ясно, что не человек. Так и от этого жара, разлитого в доме – вроде и есть, и похоже на честный жар огня, а все-равно чувствуется, что фальшивка. Поежившись от неприятных мурашек, пробежавших по коже, северянка все же прошла дальше, пока обитатели дома были заняты своими делами. Пульсирующее нечто, заменяющее ей нового зверя, нетерпеливо хлестало себя хвостом по бокам, побуждая свою хозяйку двигаться. Мол иди же, иди! Ничего там такого страшного, опасного нет. Совсем даже наоборот. И Кошка шла, постоянно огрызаясь со своим внутренним голосом, прислушиваюсь к звукам, опасливо оглядываясь, но шла.

Остановилась возле стола, ища взглядом то, что так сильно тянуло ее сюда, требуя прийти. Взгляд черных глаз сам собой натолкнулся на обсидиановый кулон. Или не кулон, Кошка понятия не имела как называется такая штука. Однако, она чувствовала, что именно этот обсидиановый кусочек так настойчиво звал ее. Даже не задумавшись над тем, откуда взялся этот неровный круг с острыми гранями, так похожими на клыки хищного зверя, и уж тем более не вспомнив о том, что эта вещь может

принадлежать кому-то другому, девушка протянула руку и схватила амулет, крепко сжав его в ладони, и только теперь облегченно вздохнула.

Впрочем, ей еще предстояло кое-что сделать. Разжав руку, девушка внимательно осмотрела амулет и криво ухмыльнувшись, вонзила его длинные клыки себе в запястье. Возможно, северяне и правда придают слишком много значения крови, но поступить иначе она просто-напросто не могла. Только спустя пару минут отняв амулет от окровавленной руки, Шанту удовлетворенно улыбнулась и повернулась к остальным. В конце концов, ей нужно было посмотреть, что именно происходит в Малварме и наконец, потребовать объяснений.

Очень вовремя. Жар, разлитый в воздухе начал постепенно уходить, словно впитываясь в субтильного юношу, которого так остервенело лупил Колхо. Синяки, ссадины и рваные царапины, красовавшиеся на груди парня, заливал яркий свет, и те затягивались в мгновение ока. Как и царапины на окровавленном лице Тира. Сама же Кошка просто почувствовала небывалый прилив сил, захотелось немедленно высочить куда-то бежать и что-то делать, чтобы растратить так внезапно подаренную силу.

Впрочем, Шанту всегда была довольно сдержанной особой, а потому, не спешила идти на поводу у собственного тела, предпочитая остаться здесь и посмотреть что же будет дальше.

Маг, слабый как новорожденный младенец, с трясущимися руками и раскрасневшимся лицом принялся объяснять все то, что тут происходило. Кошка молча слушала, то и дело перехватывая налитые свирепой злобой взгляды оборотня и вроде бы равнодушные взгляды горбуна. Впрочем, это мнимое спокойствие ее не обманывало. По дороге в Малварму Колхо тоже был спокоен, относительно, конечно, тем не менее, реакция у него была более чем впечатляющей.

Когда маг, наконец, замолк, в комнате воцарилась тишина, звеневшая от безмолвного напряжения, витавшего в воздухе и едва не искрившегося, как те забавы, которые Кошка видела в первый свой вечер, проведенный в Малварме.

Маг молчал, опустив голову, явно ожидая каких-либо действий от хозяев особняка, Тир сверлил субтильного юношу ненавидящим взглядом, Колхо… Колхо был спокоен как никто. И в то же время от него исходила едва ли не самая сильная неприязнь.

Кошка мотнула головой, недовольно фыркнула и наконец выступила вперед, разрывая натянуто звенящую тишину, повернулась лицом к оборотню и горбуну, совершенно проигнорировав тот факт, что за спиной у нее находится маг.

— Я беру его под защиту. Он мой…- северянка нахмурилась, сделала такой жест рукой, будто пыталась поймать нужное ей слово, но в итоге махнула рукой и произнесла на своем гортанном наречии – Хаарригакр.

Повернулась к оборотню, вперив в него тяжелый взгляд черных глаз, и произнесла – Ты знаешь, как объяснить. Он под моей защитой, я за него ручаюсь.

 

Словно в подтверждение своих слов, женщина повернулась к магу и ухватила его пальцами за подбородок, поднимая его лицо к себе. Окровавленными пальцами, в которых был зажат скалящийся, покрытый ее собственной кровью амулет, Шанту нарисовала на лбу мага несколько символов и вновь повернувшись к Тиру и Колхо, переводила требовательный взгляд с одного, на другого, словно бы подгоняя оборотня, мол давай, объясняй.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: