#2

Получить настолько сильный толчок от на вид тщедушного мага, мужчина не то что ожидал. Но удивление нисколько не помешало быстро сгруппироваться и приготовиться к бегству или повторному нападению. Последнее, впрочем, было незамедлительно исключено из возможных вариантов действий, так как с Джозефом происходило нечто странное. С магами, конечно, постоянно нечто ненормальное творится, но за всю долгую жизнь, Колхо не видел ничего подобного.

« — Это и есть его магия музыки?» — со смесью страха и отвращения подумал он.

Обладать чем-то особенным и необычным считается престижным, однако сейчас такое удовольствие выглядело сомнительным. А в том, что маг сам во всем виноват, Витольд был уверен. Обыкновенный метод исключения, ничего сложного. Слуги в «Малварме» если и обладали даром, то такие заклинания им были недоступны, Тир тоже не умел ничего подобного делать, о себе и думать не приходилось, а Кошка… Кошка была заинтересована чем-то другим. О её способностях имелись весьма приблизительные знания, но пусть она хоть тараканов танцевать может заставить, без сосредоточения это не сделать. Так что, немного поколебавшись, мужчина поднялся с пола и начал отступать поближе к посоху, а впоследствии опять взял его в руки. И хотя Кошка сейчас явно делала нечто интересное, оставить без внимания мага он не мог. Может быть, всё это действительно совпадение, ошибка и у Суонена самые невинные намерения, но в такое слишком сложно поверить. Особенно для такого как Колхо. Доверие и так не дешево стоит, а уж после жизни среди знати оно и вовсе становится одним из самых дорогих сокровищ. Поэтому мужчина рассматривал какой угодно вариант, кроме того, где Джозеф хотел именно того, о чем говорил.

« — Зачем ты здесь, парень? Тебя прислали убить или что-то узнать?» — думал Витольд, ощущая некоторое удовольствие от страдания странного мага. Требовалось быстро решить, какой вариант более вероятен, так как Джозеф уже перевернулся на бок и взгляд его был вполне осознанным. Если отвести ему роль убийцы, то следовало как можно быстрее закончить начатое, благо длины палицы хватало, но любопытство губит не только кошек. Эта магия… Какой бы странной она ни была, всё же до этого дня жила только в рассказах Тира, а теперь вот явилась в лице хрупкого паренька. Стоит ли убивать его из-за шанса, что его решили использовать как убийцу? После колебаний Витольд всё же решил, что нет. Точнее, пока нет. Обычно дорогостоящие представители такой профессии стремятся остаться живыми после выполнения Контракта, а его услуги точно не могли стоить дешево ни при каком раскладе. Если всё время маг играл, то игра его была хороша. Уже показатель, не так ли? В общем, если он хороший убийца, то при оборотне нападать не рискнет.

Однако, из-за произошедшего секундами позже мужчина едва удержался, чтобы не опустить с размаху палицу на одну черноволосую голову. Маг начал что-то беззвучно говорить, к тому же вокруг него воздух словно задрожал, что прямо говорило про использование магии. Чего уж скрывать, Колхо боялся, что сейчас воздух прекратит просто дрожать, а вспыхнет нестерпимо жарким огнем. Но вместо воздуха вспыхнул сам парень. Светилась грудь и лицо, а видимые ссадины исчезали так же быстро, как и у Тира.

« — Исцеление?» — с легким удивлением подумал он. Всё таки Суонен совсем недавно сотворил какое-то богомерзкое заклинание, достаточной силы, чтобы так повлиять на оборотня, что предусматривало значительные затраты энергии, а теперь растрачивал оставшееся дабы залечить синяки и пару царапин? Логики в этом чуть.

Понаблюдав ещё немного за свечением и найдя его похожим на свет от алхимического огня, Колхо всё же перевел взгляд на рабыню, которая уже успела найти нечто на полу. Что именно то был за предмет с такого расстояния разобрать сложно, но он интересовал девушку больше чем маг. И только появилась мысль, что нужно подозвать рабыню, как мерцающий купол вокруг мага исчез. Если до этого мужчину сдерживал он (мало ли что будет если дотронуться до него), то теперь

исчезла последняя преграда мешающая активным действиям. Хоть сомнения всё ещё имелись, но они не помешают задать пару вопросов, а при нужде повторить уже пройденный этап с насилием. Мужчина, кстати, так и поступил бы, если бы после снятия купола маг не выдал бы какую-то странную ахинею, слегка похожую на брань гномов. Заклинаний на таком языке точно не читали, по крайней мере оно, по звучанию оно было совершенно особенным. Увы, несмотря на странности, эффект всё же был. В груди на какое-то мгновение стало горячо, словно от гномьего виски, а после это тепло попыталось расползтись по всему телу, но исчезло так же быстро, как и появилось. Если бы раньше Витольда не пытались лечить, то он бы точно прибил Суонена. А так лишь сжал зубы от негодования и злости, порожденной уже уймой вопросов. Ему не нравились маги, не нравилось, когда какое-либо заклинание пытались применить к нему, а так же совсем не радовало, когда за короткое время появлялось много вопросов без ответов. Сейчас всё это явило себя вместе, раздражая Колхо ещё больше.

Тем временем парень поднялся с пола, показывая, что царапины на груди полностью затянулись, и начал говорить. Очень своевременно, однако. Получить хоть какое-то объяснению всему тому дерьму, что произошла только что в «Малварме» хотелось больше, чем разбить голову магу и разбираться с его дружками из Гильдий.

Внимательно следя за каждым движением, Колхо слушал, что говорил Джозеф и пытался понять, можно ли верить хоть слову. Пусть в россказнях о наказании за композицию нет лжи (всё равно обратного не доказать), но ошибки не мешают принимать заказы от богатых господ. Так что пусть у рабыни будет полезная игрушка, отношение к парню от этого изменилось лишь самую малость. А если быть более точным, имперец просто склонился к мысли о надсмотрщике. Подобные личности появлялись в «Малварме» так же регулярно как и наемные убийцы, так что порядок действий уже был известен. Почти. Краснорясые сейчас, как и всегда, были совсем не к месту и показывать им Джозефа в таком виде несколько опрометчиво. Следовало его скрыть святого взора и всё такое. К примеру… К примеру в той комнате на третьем этаже. Или в подвале. И там, и там имелись блокираторы магии, что по крайней мере не даст Суонену выбраться наружу, когда… Стоп! Что он там говорил насчет запасов магии? Они сильно прохудились после обуздания композиции? Так, пусть будут прокляты те, кто сжег все книги с упоминаниями о магии музыки, почему тогда он тратил остатки на исцеляющие заклинания такой силы!? Слишком непонятно. В голове и так уже была каша от догадок и теорий, а тут опять добавили пищи для размышлений. Следовало успокоиться, выпить чего-нибудь соответствующего ситуации и уже тогда начать думать…

« — Да, сделаю это после того, как заново разукрашу твое красивое личико, маг», — странное дело, но исчезновение уже начавших темнеть синяков в большей мере расстраивало мужчину.

И опять как-то не вышло даже рта раскрыть. Кошка, до этого стоявшая и сжимавшая, видимо, тот самый амулет, с весьма решительным видом направилась к магу. Чего она удумала, мужчина не понимал, но был готов остановить её в случае надобности. Впрочем, та не стала нападать на парня. Вместо этого остановилась напротив него, в однозначно защитной позе. Вот такого поворота Витольд точно не ждал. Так же как и Тир, который уже почти полностью отошел от пережитого, но продолжающий сидеть на прежнем месте. Оба смотрели на дикарку с немалым интересом, ожидая, что же она скажет. И дождались. И каждое слово звучало так четко, так невероятно четко, словно на голос было наложено заклинание усиления.

Уже от самих слов у Колхо начали дрожать губы, но он усилием воли сдерживал рвущийся наружу смех. Мало ли, может быть, это странное слово, похожее на бранное, имеет какое-то иное значение? Но когда Тир коротко произнес «это что-то вроде военнопленного», мужчина не выдержал. Обычно напряжение сбрасывалось с помощью насилия, но сегодня день был такой, что всё шло не как обычно, поэтому

после протяжного «а» Витольд засмеялся. Нет, он самым неприличным образом заржал, продолжая смотреть на замерших в весьма двусмысленной позе людей. По правилам приличия, нельзя так громко смеяться, но если что-то сейчас волновало имперца, то явно не какие-то правила, позволяющие только сдержанно хихикнуть в ответ на удачную шутку. Даже если бы в помещении находилась целая толпа знати, он не рискнул бы сдержаться, потому что даже так от смеха уже нельзя было стоять прямо. Согнувшись, Колхо оперся одной рукой о колено, а второй пытался держать палицу, при этом его так трясло от хохота, что становилось ясно, насколько велик шанс осесть на пол.

— Нет… Нет, ты просто послушай… Тир, уведи их. Уведи их… — в этом момент Витольд поднял голову и встретился взглядом с магом. О лучше бы этого не происходило, так как только начавший затихать смех опять усилился, только теперь туда примешивались звуки, больше похожие на повизгивания.

Оборотень же тоже немало был удивлен поступком дикарки, так как в нем не было никакого особого смысла. По крайней мере, для него. Не узнав хоть части интересующей информации, Колхо убил бы Джозефа только в самом крайнем случае. Но… Но Кошка этого не знала, не так ли? Она решила попытаться защитить имперца? Одного из тех, кто пленил её? Поступок совершенно неожиданный, заставляющий по-другому смотреть на личность девушки. Совсем по-другому, особенно учитывая, до какого состояния она довела обычно контролирующего себя горбуна. То, что происходило сейчас, нормальным никак не назовешь. Колхо смеялся и… И делал это искренне. От смеха мужчина даже говорить не мог, а на ногах стоял только благодаря какому-то чуду. Зрелище… Чудесное. Да, именно так. Если Витольд не злился, то в эмоциях всегда присутствовала некая фальшь. Каждое слово, каждое движение вроде бы и не лживое, но не до конца правдивое. Здесь же, благодаря магу и новоявленной рабыне, удалось увидеть ту самую редкую искренность. Щеки у оборотня явственно раскраснелись, но виной тому, конечно, подкинутая магом энергия. Мужчина некоторое время просто сидел и смотрел на уже задыхающегося от смеха горбуна, не предпринимая ничего. Но, то ли благодаря помощи Всесоздателя, то ли Тир просто сам вспомнил, после длительной заминки оборотень всё же поднялся на ноги. Что нужно делать, он знал хорошо, но не смог отказать себе в удовольствии ещё немного посмотреть на фактически беспомощного горбуна. Если Джозеф собирался его убить, то сейчас самое время. Но маг как-то не сильно стремился что-то делать, поэтому он одобрительно улыбнулся северянке и взмахом руки предложил идти за ним. Колхо же некоторое время стоял на месте и хихикал, а потом отправился куда-то внутрь дома. Следовало подготовиться к приходу представителей Храма, дабы потом не отправиться в какие-то застенки.

А Тир тем временем зашел в одну из гостевых комнат, здраво рассудив, что вязать Джозефа по рукам и ногам пока рановато и несколько бесполезно. Тот и так едва не полз по ступенькам, всё сильнее проявляя признаки переутомления. Вместо этого оборотень уложил мага на двухместную кровать, мягко проверил, нет ли скрытого оружия, и только после обратил внимание на рабыню. Некоторое время просто смотрел на неё так, будто впервые видел. Осмотр, впрочем, вполне удовлетворил мужчину, так как спустя некоторое время он вновь улыбнулся и заговорил. Что примечательно, на родном языке Кошки. От чего оборотень не использовал его ранее, не совсем ясно. Если бы его спросили, то последовал бы ответ про то, что имперцам не нужно знать о своих рабах вот прям всё, и это было бы почти правдой. Основной-то причиной являлось то, что Тир забыл большую часть слов и сейчас с большим трудом подбирал слова.

— Здорово вышло. Давно я Витольда таким не видел. Но зачем ты сделала это? Мальчишку и так не убили бы, пока он не ответил бы на все вопросы.

Несмотря на улыбку, в голосе сквозила неприкрытая обида. Что вполне закономерно, учитывая, что теперь он не мог просто так взять и отомстить обидчику.

Пока оборотень искал ответы на свои вопросы, горбун в спешном порядке отыскал Тиома. Тот был на кухне, так же как и большая часть слуг. При появлении хозяина дома те поспешно вскочили на ноги и начали кланяться, но Колхо лишь махнул рукой и подозвал дворецкого.

— Сейчас сюда может прийти кто-то из Храма, так что будь добр приготовить что-то к его или их приходу. Мне нужно, чтобы им не хотелось бродить по «Малварме» и выискивать меня. Если ситуация станет совсем плохой, зови. Но только в самом крайнем случае, понятно? Хорошо. Тогда прямо сейчас принесите на третий этаж таз с горячей водой, вишневого ликера, что-то из того, чем вы обычно мажете порезы и обрабатываете раны… И бритву с о всем прочим для мытья, бритья… Ну ты понял. И всё в темпе. У меня нет времени ждать!

Произнеся это, мужчина исчез из кухни так же быстро, как и появился. Времени действительно не хватало. Но пришлось потратить его ещё немного, выискивая троицу по комнатам. К счастью, с ними всё было в порядке.

— Спелись уже, да? Да не важно. Кошка, пошли, будем твои лохмы сбривать. А ты оденься, чего мамзелей смущаешь всё утро?

Вот так вот поспешно утащив девушку на третий этаж, Колхо вполне ожидаемо нашел там только ликер. Если бы не он, то слуги точно услышали бы недовольный окрик «чего так долго», но так Витольд лишь вытащил из бутылки пробку со звучным хлопком, да налил ликера в стопку. Вообще, как настоящему мужчине, ему стоило пить нечто более крепкое. К примеру, ром, нечто гномьей работы и всё тому подобное, но вкус оных не очень-то нравился Колхо. То ли дело ликер… В общем-то, если ситуация не обязывала, то предпочтение отдавалось именно ему.

— Тебе не предлагаю, сама себе сделаешь, если захочешь. Сейчас сюда принесут таз с водой и прочие принадлежности, ты помоешься, намылишь волосы… Короче, побрею тебя сам, заодно расскажу немного о здешних порядках, а то твое незнание мне уже начало мешать. Это, конечно, просто невероятно шикарную штуку ты учудила вот только что, но в дальнейшем с посторонними лучше изображай из себя мебель. У нас, знаешь ли не принято, чтобы рабы вели себя столь вызывающе. Да здесь много что не принято, поэтому я вот тебе что скажу, всё можно, пока никто не видит. Я понятно выражаюсь? Можешь хоть всех курей в городе в жертву своим богам принести, просто сделай это так, чтобы следы не вели к «Малварме». Мне вообще не важно, почему работает механизм, с помощью Всесоздателя или ваших северных богов, для меня важно, чтобы он работал, и не пытался оттяпать мне руку. Это тоже ясно? Вот и славно.

Чуть позже на лестнице послышались тяжелые шаги и в комнату занесли таз те самые молодцы, что ранее его выносили. А вслед за ними появилась и одноухая служанка. Она держала поднос с всеми нужными принадлежностями. При виде Колхо и Кошки она покраснела и неловко присела в реверансе.

 

— Спасибо. Можете идти, — дождавшись, пока все выйдут, мужчина прикрыл дверь, подперев её какой-то измочаленной колодкой, и опять обратился к рабыне. – А теперь раздевайся. Заодно хоть посмотрю, чего там ребята Черного успели сделать.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: