#2

Насколько долго продолжалось утомительное бездействие, оборотень не знал. Мог лишь сказать, что до утра ещё далеко и прошло, не так много времени, как он предполагал. Изначально казалось, что придется просидеть здесь до утра, но какие-то шевеления начались гораздо раньше. Сначала новоявленная рабыня стонала, и это не вызывало никакого беспокойства, а потом задергалась, словно от укуса медноголовки. К тому же стон превратился в крик. Столь громкий звук точно должен был разбудить всех, кто уже спал, но заставить замолчать бессознательного человека сложно, а потому оставалось лишь надеяться, что Колхо успел прояснить ситуацию и никто не прибежит. Причина такого поведения казалась вполне очевидной – плохие сны. Ради такого не стоило кого-либо беспокоить. Достаточно лишь придержать излишне буйную северянку, чтобы та не разбила себе ещё и голову. Обладая силой, значительно превышающей человеческую, Тиру не составило труда удерживать девушку в одном положении. Всего-то и надо было одной рукой прижать ноги, а второй руки к груди. А потом она разом обмякла. Перестала кричать, как раненное животное, мучая чувствительный слух мужчины, и конвульсивно дергаться. И всё было бы просто замечательно, если бы после своеобразного затишья не пришла буря. Рабыню не скрутил очередной припадок, хотя такой вариант показался в итоге более предпочтительным, да и внешне никакого эффекта не наблюдалось, но что-то однозначно произошло. Что-то изменилось в самой Кошке и оно полоснуло раскаленным прутом страха по загривку оборотня. Тошнотворная волна прокатилась по спине, заставив вздрогнуть и приглушенно зарычать. Где-то внутри широкой груди родился глухой рокот, сильно походивший на звериное рычание. Мужчина вовсе не был зол, просто пытался не начинать скулить, подобно побитой псине. Нервы в тот момент напряглись до предела, даже непонятно из-за чего, и если бы северянка дернулась, то сильные грубые руки вполне могли сломать ей пару костей. Но обошлось. Девушка оставалась неподвижной и после секундного промедления Тир её отпустил. Как только физический контакт оказался разорван, неприятные эмоции исчезли, оставив после себя лишь неприятное послевкусие. Отступив на шаг назад, оборотень почувствовал сильное желание сходить за Витольдом, но бежать за советом при первой же странности казалось постыдным. Поэтому он вновь опустился на стул, напряженно следя за девушкой. Всё это очень странно и необычно. За свою долгую жизнь мужчина никогда не встречал ничего подобного. Хотя нет. Нечто подобное по ощущениям всё же было. Это подобное уже который год жило в одном доме с ним и бесило всех окружающих нежеланием становиться зависимым от кого-то. Конечно, при прикосновении к Витольду никакого страха не появлялось, но что-то отдаленно похожее присутствовало. Если сравнивать и пытаться описать словами, то Колхо был как пылевая буря, а Кошка подобна облачку пыли на чердаке. Слабое, но сходство. Почему оно появилось так резко и что общего имеют северяне со Сжегшими душу? Непонятно. Как и многое другое, связанное с культом. 

« — Теперь-то этот четырехрукий хорек не отвертится от ответов на вопросы», — подумал Тир, в который раз пробегаясь взглядом по подтянутому телу девушки.

Та пришла в себя довольно скоро. Выглядела слишком спокойной, особенно по сравнению с тем, какой была раньше. Раньше её пламя норовило опалить любого, теперь же едва тлело. Плохо, конечно, но помогать ей на этом этапе не было никакого желания. Можно было бы спросить, почему оборотень сидел здесь всё это время, если не желал помочь. Он бы в таком случае ответил, что это было лишь предчувствие. Только вот о правдивости и речи не шло бы. На самом же деле мужчина просто смотрел на ситуацию и реагировал соответствующим образом. Такой, какой стала теперь Кошка, помогать не хотелось. А вот той порывистой персоне, коей раньше она была, вполне. Словом или делом, неважно, но он мог удержать её от необдуманных действий. Теперь же… Осталось только наблюдать. 

Объясняться с северянкой с помощью жестов было не сложно. Ну, по крайней мере, сказать «хочу пить» может каждый. Идти в кухню за водой совсем не хотелось, поэтому вместо воды ей пришлось пить отвар. Не то что его всегда и все пили, просто кувшин забыли забрать из комнаты, то есть за ним не нужно никуда идти.

Следующий же вопрос на мгновение поставил Тира в тупик. Давно он был на родине Кошки, ох давно. От того и не удалось вспомнить про одну из традиций, о которой и слышать пришлось лишь краем уха. 

— Имя? Сейчас, если сможешь достучаться до Витольда, — пожал плечами оборотень, на этот раз останавливаясь у двери. Всё равно в комнате нет особой причины и дальше сидеть. 

Ожидая ответа, мужчина смотрел прямо на северянку, не боясь смотреть прямо в глаза. Без вызова, с легким интересом, но в общем спокойно. И сейчас его наконец можно было рассмотреть без особых проблем. Хотя лампа горела не в полную силу, освещения оказалось лучше, чем прошлой ночью. Ничто не закрывало лицо Тира и никто не дергал девушку касательно предстоящего поединка. Идеальный момент, как ни посмотри.

Одет он был в свободную одежду, которую явно можно легко снять или надеть. Рубаха, балахоном висящая на мощном торсе, не скрывала, а скорее подчеркивала твердые мышцы. Широкие штаны с помощью веревки держались на бедрах и похожие обрывки обвивали щиколотки. Кроме перечисленного и низких мягких сапог на нем ничего не было. Насчет нижнего белья вопрос спорный, но ошейника как ни бывало. Так же как и бороды. Ранее её просто укоротили симметрично с опаленным участком, но к ночи почему-то старательно сбрили. К казалось бы. Уже это должно придать ему более цивилизованный вид, но ничего подобного. Оборотень, будь он хоть трижды вымыт и вычесан, имеет слишком крепкую связь со своей звериной сущностью, от того всегда имеет вид необразованного дикаря. Грубые, резкие черты лиц древней расы поражают гармоничностью, но не эльфийским изяществом. Частенько это считают недостатком, напрочь забывая, что красота бывает разной. Сам Тир плевать хотел на всех тех эстетов, воротящих нос от лишней волосины на теле. Ему было вполне комфортно с тем, что дано природой, благо, партнера на ночь всегда можно найти, а угождать каждому встречному он никогда не хотел. Описание же внешности мужчины будет примерно таким, если бы кто-то решил составить письменное описание и так всем известного «раба»: лоб, полностью закрытый жесткими волосами русого цвета; тяжелые надбровные дуги; слегка раскосые янтарные глаза, кажущиеся неестественно яркими в сумраке комнаты; скулы, ярко выраженные лишь из-за впалых щек; нос с сильно искривленной переносицей; мягкие, розоватые губы, скрывающие истинно «волчьи» зубы; широкая нижняя челюсть. Вот это вполне исчерпывающее описание лица оборотня. Шрамы там отсутствовали, а ведь только их не хватало для законченного образа головореза.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: