#2

Проводив Кошку до липы, оборотень ушел, так ничего и не сказав. Он не стремился развеивать иллюзии девушки, касательно его положения в этом доме. Хозяин? У оборотня не может быть хозяина. Пусть там люди думают что хотят, но сам термин «хозяин» никак не сочетается с детьми вольного ветра. Их дикие души, помнящие звуки барабанов Первых, требуют простора, требуют воли и перемен. А какая может быть воля, если у тебя есть хозяин и ты обязан выполнять все приказы, прекращая думать своей головой? Да никакой, Бездна их всех побери! Конечно, случается и такое, что оборотень получает статус раба, но это мелочь. Не связанные никакими клятвами, неудачники всеми правдами и неправдами стремились избавиться от унизительного ошейника, и зачастую у них это выходило. В итоге дома бывших хозяев становились похожи на разоренный курятник, а сам виновник скрывался. И совершенно не важно, сколько на это может понадобиться время. Год? Два? Десять? Если никто не додумается отправить на перековку, то всё это не важно. Оборотень может прогнуться под давлением обстоятельств, скрыть свое истинное лицо, но никогда, ни при каких условиях не смирится. Так что нет, у оборотня не может быть хозяина. Если он и согласен следовать за кем-то, подчиняясь приказам, но не забывая о собственном мнении, то разве что Альфе (как называют лишь сородича, ставшего лидером стаи), либо вожаку (представителю любой другой расы, заслуживающему уважения, хотя чаще таких просто называют bellhammel ). Но зачем всё это знать уставшей северянке? Может, когда-нибудь правда ей и откроется, но пока важнее сообщить Колхо о происшествии, иначе может и такое случиться, что она помрет из-за банального недопонимания. Что бы там с ней не случилось, но подобные вещи уже нельзя пускать на самотек. Поэтому, поднявшись на второй этаж, Тир постучал в одну из дверей. За ней-то и находилась спальня горбуна. Довольно неприметная, без каких либо опознавательных знаков, что разительно отличалось от тех пафосных монстров, которые обычно покупала местная знать. И если не знать, что за ней находится, то вполне можно начать ломиться в кладовку. 
— Эй, открывай, — произнес он настолько громко, чтобы быть услышанным с той стороны, но не разбудить пол дома.
Как и ожидалось, через пару секунд в помещении начали невнятно возиться и шуршать, после чего дверь плавно открылась. В освещенную полосу света попал сам имперец и какие-то тряпки, вперемешку с деревянными шестернями.
— Чего тебе? – раздраженно спросил Витольд, кутаясь в одеяло. На щеке следы от подушки, светлые глаза ещё затуманены после сна.
— Насчет Кошки, — коротко ответил оборотень, без приглашения заходя в комнату. 
Удержать припозднившегося посетителя силой мужчина не смог бы, даже если бы очень захотел, поэтому ему пришлось отступать. Перед тем как дверь закрылась, лицо Колхо исказила гримаса ярости, а одеяло за спиной натянулось. 

Часа так через три, когда только начинало сереть, но до появления солнца ещё оставалось достаточно времени, двое вышли из дома. Имперец немного приоделся, явно не желая разгуливать по улице в одних штанах, зато оборотня такая возможность не смущала, где-то потеряв рубаху, он теперь разгуливал с голым торсом и свежими шрамами на животе. Три параллельные полосы резко выделялись на загорелой коже, но, судя по виду, должны были исчезнуть через пару часов. У Витольда тоже было небольшое новоприобретение в виде продолговатого синяка под глазом, но он без посторонней помощи явно собирался остаться здесь дня на два, так же как и слабый ожог. Оба шли не таясь, так что Кошка просто не могла не услышать чужие шаги. 
Остановившись недалеко от липы, Колхо сначала довольно долго молчал, разглядывая рабыню, а уже потом заговорил:
— Ничего не хочешь сказать?
Когда ответа не последовало, он вздохнул, словно перед ним стояло нерадивое дитя и никак не хотело надевать штаны.
— Ладно. Можешь благодарить своих богов, что он, — кивок в сторону оборотня, — додумался рот открыть. В следующий раз, если что-нибудь понадобиться, изволь вытащить язык из задницы. Не для того я на тебя деньги и время тратил, чтобы ты подохла из-за, Бездна его забери, недопонимания. 
Судя по голосу, имперец был жутко недоволен. Молчанием Кошки, пробелом в собственных знаниях, синяком или всё вместе, не ясно, но в голосе звучала явно не радость. 
— Теперь давай, рассказывай про ваш ритуал имени или как там его.
В этот момент Тир оживился, явно заинтересованный в деталях. Сюда его привлекло именно любопытство, ведь не каждый день увидишь ритуал северян. Но рассказ пришлось прервать не начавши. Как оказалось, требовалась какая-то емкость. За ней отправился оборотень, но только после обещания, что его подождут. По этой причине молчание продлилось ещё на минуту, но при получении небольшой миски наконец было дано объяснение. С первыми лучами солнца, да? Ладно, до восхода оставалось не так уж много. Крови от дающего и принимающего имя? Это, конечно, не смертельно. Только вот сам факт того, что придется самому придумать имя, несколько расстраивал Колхо. Придумать хитро выкрученный план по захвату крепости? Да как на два пальца подуть. Распланировать путь через горы? Тоже не проблема. Но с именами у мужчины с самого детства были проблемы. Сам себе придумать прозвище не сумел, когда ступил на незнакомую землю, что уж говорить о имени для кого-то? 
— Скажешь, когда там начинать, — произнес он, уставившись на горизонт.
Мысли, до этого занятые странной переменой в Кошке, панически метались, пытаясь справиться с поставленной задачей. Кто знает, чем всё это кончилось бы, если бы Витольд не вспомнил о легендах родной страны. Точнее, про одну конкретную. О таинственном Звере-путающем-следы, что послан на землю как проклятие для слишком жадных охотников. Он огромен, черен как ночь и сколько бы ты за ним не шел, он всегда останется за твоей спиной. Говорят, он похож на живущую в далеких влажных джунглях пантеру, а зовут его Шанту. Имя, по сути, и означающее «запутанный след». Живет ли на самом деле среди бесконечных дюн такая тварь неизвестно, но имя, на первый взгляд, вполне подойдет Кошке. 
Когда пришло время, имперец произнес нужные слова, резанув кинжалом по внешней стороне предплечья. В чашу, принесенную Тиром, полилась почти слишком темная кровь, запахло металлом. Закончив с ритуальными фразами, мужчина проследил как рабыня выпила натекшую в емкость кровь и сообщив, что ей скоро принесут поесть опять скрылся в доме. Порез и потеки крови абсолютно не волновали его, куда важнее отправить «ласточку» в архив, дабы получить разрешение на посещение дальних секций. 

Через несколько часов, когда солнце уже красовалось над горизонтом, Витольд опять вышел из дома. Пришло время официально заверить тот факт, что Кошка принадлежит именно ему, да приобрести нормальный ошейник. Тот, что нацепил на неё Черный, уже начинал мозолить глаза. И вот, вновь бесконечный лабиринт улиц, редкие прохожие и стук посоха о брусчатку. Что бы там ни говорил оборотень, но Колхо до сих пор не очень доверял идущей позади девушке. Мало ли что в её грязную голову придет. Кстати о грязной голове…
— Эй, Кошка, как ты относишься к тому, чтобы привести твои волосы в надлежащий вид? Или тебе вера не позволяет их расплести? – спросил он, продолжая шагать к центру города.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: